«В наше время говорить, что можно существовать только в пространстве традиционного искусства, — совершенная нелепость», — считает арт-критик, историк искусства и академический руководитель новой программы «Современное искусство» Леонид Бажанов. Об особенностях новой бакалаврской программы он рассказал новостной службе ВШЭ.

Институции современного искусства в России

Современное искусство в России становится все более и более популярным — во всяком случае, в Москве, Питере, Екатеринбурге и других регионах уже есть институции и опыт создания музеев современного искусства. Сейчас — начальная стадия, но все-таки это уже свершившаяся реальность: существуют Московский музей современного искусства, Государственный центр современного искусства, Международная биеннале молодых художников, которая проводится в Москве, Индустриальная биеннале современного искусства в Екатеринбурге, Международная биеннале современного искусства, проводятся различные форумы, фестивали, реализуются программы, связанные с современной музыкой, нойзом, перформативными практиками. Недавно в Санкт-Петербурге проходила большая выставка современного искусства «Манифеста» — очень крупное международное событие. Еще лет 10 назад даже трудно было предположить, что это будет происходить в России.

Существует рейтинг в области современного искусства, регулярно отслеживающий процессы и выявляющий имена героев и лидеров, при Министерстве культуры РФ работает экспертная и закупочная комиссия, которая занимается отсмотром и закупкой произведений современного искусства для Государственного художественного фонда и существующих музеев. Кроме всего прочего, возникают попытки организовать образовательные программы, связанные с современным искусством. Но как правило, эти попытки — результат энтузиазма самих художников, а иногда искусствоведов и художественных критиков. К таким, например, относится Школа им. Родченко в Мультимедиа Арт Музее и «Свободные мастерские» при Московском музее современного искусства. Совершенно очевидно, что складывающаяся инфраструктура нуждается в большом количестве профессионалов, в сотрудниках, знающих предмет и имеющих многие компетенции, поэтому возникла необходимость создания программ с государственной поддержкой в рамках университетских проектов, где бы готовили специалистов в этой области.

Особенности программы ВШЭ

Я думаю, что программа «Современное искусство» — первая в своем роде, хотя когда-то мы с коллегами пытались делать нечто похожее в Академии современного искусства в Екатеринбурге. Отдельные программы создаются при РГГУ, МГУ, РУДН, но единой цельной школы не выстроено практически нигде. В основном студентам дают классическое образование, готовят искусствоведов, историков искусства и начинают с глубокой древности, а до современного искусства практически не успевают дойти. К последнему курсу студенты уже определяют сферу своих интересов и остаются в пространстве античности, Византии, Возрождения, древнерусского или классического искусства.

В Вышке мы сделаем что-то совершенно необычное для образовательной практики России — начнем сразу с современного искусства. Мы вовсе не собираемся конкурировать с Суриковским институтом, Академией Глазунова или Строгановкой, потому что делаем ставку не на обучение ремеслу и умение работать руками, а на ориентацию в поле современного искусства. Мы не изобретаем велосипед — подобные программы существуют в Европе, Америке и Азии. У студента будет возможность сразу овладеть и теоретическим базисом, и практическими навыками, к которым относится не только умение рисовать, лепить или писать масляными красками, но и работать с современными технологиями, пользоваться всем набором гаджетов, а главное — ориентироваться в стратегиях создания проекта и его реализации. Современное искусство в большей степени ориентированно на проект, нежели на изготовление какого-то шедевра, предмета, объекта, ценного самого по себе.

Разумеется, и традиционное искусство включено в интеллектуальный и культурный контекст: понимать средневековое искусство или искусство Возрождения, не зная идеологии, теории и текстов того времени, затруднительно, и делать вид, что все в русской или византийской иконе сводится к восхищению красным цветом — наивно. Но тем наивнее думать, что какой-нибудь красивый пейзаж — это достаточный ответ на запросы современного общества и нового поколения. В XXI веке в пространстве искусства довольствоваться лишь эстетическим переживанием — довольно сильное ограничение.

Конечно, в рамках нашей образовательной программы мы постараемся сохранить связь со всем культурным базисом и контекстом, но начинать мы будем с современного искусства и через него, через современную актуальную культуру, в которой живет сегодняшний студент, попробуем рассказать и о других исторических периодах. Так, через Бойса можно говорить о неолитических, первобытных практиках, через импрессионизм — о Китае и японской гравюре, через Пикассо и кубистов — об африканской пластике и так далее. Методологически это возможно, и современному студенту так гораздо легче осваивать исторический материал.

Кроме того, студенты должны получить навыки работы в современном мире, знать, что такое художественный рынок, маркетинг, менеджмент в области искусства, разбираться в социологии, потому что искусство не занято само собой, оно существует в социуме, а современный социум представляет художнику жесткие вызовы и требует от него ориентации в социальной проблематике.


Кого будут готовить на программе

После окончания программы студент сможет стать художником, художественным критиком, куратором, менеджером, заниматься арт-бизнесом, стать галеристом или музейным работником. Это объясняется не всеядностью программы, а потребностями и возможностями, которые таит в себе современное искусство. Оно предполагает, что художник не только что-то вышивает на ткани или пишет колонковыми кисточками, но и ориентируется в проектировании, создании актуальных урбанистических проектов, умеет создать из своих или чужих работ композицию в музее. Сейчас даже куратор — это не просто менеджер или администратор художественной выставки, а творческая личность, которая должна быть одарена и обеспечена компетенциями не менее, чем художник.

К окончанию нашей программы, и это не совсем традиционно в России, студент сам выберет свой путь, исходя из своей психической конституции, одаренности, таланта, привязанностей и амбиций. Традиционная искусствоведческая образовательная программа, к сожалению, выпускает человека, который попадает в неадекватное пространство и работает непонятно для кого. Он должен либо искать преподавательскую работу, либо переучиваться на дизайнера. Вышка, на мой взгляд, показала очень хороший и совершенно противоположный пример, создав Школу дизайна с практико-ориентированным подходом к обучению, и ее эффективность и привлекательность воодушевляет и нас.

Кто будет учить

Общение с профессионалами — это очень важная составляющая образования. Можно заниматься самообразованием, как мы все когда-то и делали, половина современных отечественных художников не имеют специального профильного образования, они учились на журналистов, врачей, инженеров или физиков. Но мы открываем эту программу в Вышке именно потому, что надо изменить эту ситуацию. Самообразование — это здорово, но возможность получить профессиональное образование — намного лучше.

Надежду на результативность этой программы и ее успех во мне вызывает то, что нам удалось собрать очень хороший преподавательский состав. Это действительно специалисты высокого класса из разных областей знаний и разных профессий — искусствоведы, художественные критики, художники, кинематографисты, философы, социологи, психологи, филологи, историки. Они будут участвовать в разных форматах: кто-то будет читать курс лекций, кто-то возьмет на себя интенсивы, так как не живет в Москве. Свое согласие уже выразили искусствоведы Андрей Ерофеев, Виктор Мизиано, Андрей Сарабьянов, Михаил Каменский, художники Юрий Альберт, Владислав Ефимов, Ирина Нахова, которая представляла Россию на последней венецианской Биеннале, философы Олег Арансон, Кети Чухров и многие другие. Это профессионалы высокого класса — как люди с огромным опытом, так и молодые, но совершенно блестящие люди, которые на меня производят огромное впечатление. Они сами недавно были студентами, но степень их образованности и информированности вызывает глубокое уважение.

Кого ждут на программе

Я помню, с чего начинал свое профессиональное образование, а я начинал его почти одновременно в Авиационном институте и Строгановском училище. Конечно, я не очень понимал, чем именно хочу заниматься после школы, поэтому пытался долго и мучительно сориентироваться. К нам на программу могут приходить молодые люди, что-то знающие о современном искусстве, те, кто часто ходит или ходил с родителями на выставки в музеи современного искусства по всему миру. Но это могут быть и люди, которые еще совершенно не знают, чем хотят заниматься, ищут себя, о чем-то мечтают, но им будет дана настолько основательная база, что они легко найдут себя в этом мире, даже если не захотят заниматься именно современным искусством.

Тем же, кто действительно сосредоточится на современном искусстве, программа позволит окунуться прежде всего в практику. Каждый учебный год им будет дана возможность делать разноплановые проекты и пробовать себя в качестве ассистентов в реально существующих институциях. Сначала это будут исследования, написание текстов, артикуляция идей, а к четвертому курсу они научатся делать реальные проекты от начала до конца. И работать они будут не с теоретиком-метром, который вещает свысока, а с действующей творческой личностью.

Современное искусство в кризисе?

Современное искусство сейчас, к сожалению, становится скорее модой, нежели культурной потребностью, хотя и ей оно, безусловно, является. Наша любовь к организации грандиозных шоу и фестивалей, к светской жизни очень сильно дезориентирует, соблазняет и уводит людей в область потребления продукта культуры, и одна из задач нашей программы — исправить эту ситуацию.

Все разговоры о том, что современное искусство находится в кризисе — это правда, но оно находится в кризисе, сколько я себя помню, а из текста Бердяева мы знаем, что оно в кризисе уже более столетия. Но это не значит, что его нет. Кризис — это одна из стадий эволюции, и такой долговременный кризис в определенной степени плодотворен, он вызывает в потребителе продукта сомнения, критическое отношение, и, таким образом, потребность все время искать какие-то инновации, искать различные направления, формы и стратегии дальнейшего существования в этом мире.

Такая необходимость породила потрясающее явление, и в наше время говорить, что можно существовать только в пространстве традиционного искусства — совершенная нелепость, это просто невозможно. К сожалению, Россия, которая была одним из пионеров в области современного искусства 100 лет назад, много потеряла: долгие десятилетия мы были оторваны от знаний в области современного искусства, от общения с современным искусством, и нам многое приходится сейчас наверстывать. Но я уверен, что все изначальные данные есть в России, каждое поколение имеет своих талантливых людей, просто надо дать им возможность открыто изучать и соприкасаться с современным искусством. Тогда в нашем отечестве будет много силного и интересного.

В ноябре Высшая школа экономики начинает цикл открытых лекций, посетить которые может любой желающий. Лекции прочтут известные художники, кураторы, искусствоведы и арт-критики, многие из которых станут преподавателями образовательной программы «Современное искусство». Они поделятся собственным опытом, а также расскажут о феноменах и тенденциях в мире современного искусства, о роли художника и об особенностях работы в арт-сфере.

На каждой лекции кроме ведущего спикера будет присутствовать Леонид Бажанов, поэтому гости мероприятий смогут не только разобраться в проблематике современного искусства, но и узнать подробности новой программы НИУ ВШЭ.

Расписание следующих лекций:

14 ноября, 19:30
Михаил Алшибая
«Коллекционирование искусства и фигура коллекционера в современном мире»
Регистрация

29 ноября, 19:30
Евгений Барабанов
Что такое «современный художник»?
Регистрация

Следить за расписанием, анонсами можно на сайте art.hse.ru или в группе на Facebook