HSE ONLINE GALLERY

3_0_123

Тотальная инсталляция, город как лабиринт иерархий и правил

Городская среда российских мегаполисов — тоталитарна. Лабиринты улиц, переходов, спусков, закрытых территорий, пешеходных зон и дорог для автотранспорта сплетены в сложный комок систем, предопределяющих движение жителей. Возможно ли переоценить нынешнюю иерархию этих систем, сложившуюся в отношениях урбанистического пространства с человеком?

Проект 3_0_123 — тотальная инсталляция, искусственно созданная городская структура, которую художница построила в одном из ангаров Нижнекамска. Инсталляция стала условным полигоном, внутри которого художница изучала принципы взаимодействия с городской средой. За структурную основу инсталляции был взят проспект. От этого фундаментального элемента расходятся кварталы-флажки, повторяя траекторию движения проспекта-вектора. Искусственная городская структура была намерено составлена с сохранением всех властных и запрещающих особенностей реальной городской среды. Внутри этого пространства художница провела несколько экспериментов, фиксируя свои наблюдения в форме художественных работ.

МЕТОД № 1

Структура городского пространства полностью сводится к плоскости. Обход территории по всем «улицам» снимается на видео, из которого формируется панорама. В качестве физического объекта панорама печатается на бумаге плотностью 300 г/кв.м, величиной 800 × 30 см.

Таким образом художница рассматривает структуру города как набор плоскостей, находящихся в сложных объемных конструкциях. В ходе эксперимента Анастасия упрощает эти структуры, намеренно лишая их объема. Городское пространство, властное за счёт своей сложной барьерной конструкции, образующей препятствия для жителей, становится обозримым, понятным из любой точки наблюдения за ним. Все постройки и особенности архитектуры в плоском состоянии перестают мешать обзору и навигации взгляда зрителя, символически город становится более доступным, понятным.

МЕТОД № 2

Второй метод преобразовывает пространство в нечто промежуточное между плоскостью и объемом. Формообразующие элементы (дома и сам ангар) подвергаются 3D сканированию и «разворачиваются» по принципу картонных коробок в плоские детали, из которых с помощью наложения этих элементов друг на друга, составляется карта помещения. В качестве физического объекта все «развертки» печатаются отдельно на оргстекле, благодаря чему карта приобретает рельеф. Размер работы 300 × 200 см. Толщина оргстекла — 2 мм.

С помощью такого подхода город предстает набором объемных элементов «раскрытых» подобно картонным коробкам. Художница по деталям воссоздает заданное пространство, кладёт каждый «разложенный» элемент на его изначальное место. Оставаясь на своих географических позициях, элементы города все равно теряют власть. Каждый из них становится отдельной плоскостью, а рельеф, образующийся в результате наложения плоскостей друг на друга, не представляет сложности для свободного пересечения человеком (потому что сам по себе человек это объём, а объём более властен, чем рельеф). Этот метод более гуманный по отношению к городской среде, чем первый, потому что художница берет во внимание изначальное расположение элементов в пространстве и после всех манипуляций возвращает каждый элемент на место.

МЕТОД № 3

Третий метод сохраняет объем пространства, однако видоизменяет его таким образом, что его структура оказывается подчинена воле художницы. На территории ангара устанавливаются две точки: A и B. Местонахождение последней художнице неизвестно. Она начинает путь с целью добраться до финальной точки, параллельно фиксируя свое движение красным скотчем на полу. Это делается для того, чтобы сформировать случайный маршрут. Далее пространство целиком сканируется и режется на горизонтальные прямоугольники, длина которых фиксировано равна расстоянию от стены до стены, а ширина зависит от протяженности каждой вертикальной линии маршрута. В качестве физического объекта прямоугольники печатаются на прозрачном оргстекле и сдвигаются друг относительно друга так, чтобы линия маршрута стала прямой. Размер готового объекта — 40 × 80 см. Высота — 20 см. Толщина оргстекла — 2 мм.

Этот метод можно назвать самым успешным, потому что в нем, преодолев властность пространства, художнице удаётся полностью сохранить и его объём. В предыдущих экспериментах, рассматривается возможность свободного передвижение человека по пространству, но это передвижение не становится участником художественной работы. В третьем же случае художница работает с конкретным маршрутом, хоть и случайным (это обусловлено форматом эксперимента). Она грубо делит всю структуру городского пространства на куски и раздвигает их таким образом, чтобы пешеходный маршрут стал прямым и полностью доступным для человека, а значит свободным. Пространство здесь видоизменяется по воле художницы для того, чтобы подчиниться воле человека.

Сканирование в последних двух методах играет техническую/инструментальную роль, но даже в нем есть риторика подчинения, так как художница получает копию пространства — его модель, и благодаря цифровому характеру может проводить с копией манипуляции, число которых значительно превышает манипуляции, доступные в реальности. Так и панорамирование в первом методе осуществляется благодаря цифровым инструментам. Цифровая интерпретация пространства состоит из набора полигонов, кадров и кодов. Такое подробное раскладывание сложного городского пространства на простые формы уже подрывает его властную структуру.

Все три художественные работы-документации стали результатом поэтапного эксперимента: спроектировать искусственную систему города в пустом ангаре, заполнить ее функциональными элементами, разработать последовательность действий. Проект формулирует три метода, которые работают как последовательно, так и отдельно друг от друга. Найденные, таким образом, методы в буквальном понимании не применимы к реальной территории и не несут в себе призыва к определенному действию, но расширяют теоретическое поле взаимодействия человека и пространства: дают возможность понять, что несмотря на устойчивость сложившихся отношений, мы можем ставить их под вопрос и проверять на прочность.

Анастасия Самилова

Профиль: Художник и куратор, II курс

Куратор проекта: Васса Пыркова, художница, кураторка, профиль Художник и куратор, II курс

Учебный куратор проекта: Константин Аджер

ДРУГИЕ ONLINE ПРОЕКТЫ
ИГРА

GET OUT

Елена Власова

На первый взгляд, мир игры GET OUT — мир-утопия, но при приближении к его обитателям, становится обманом и ловушкой наших ожиданий.

Профиль: Дизайн и современное искусство, III курс

ЖИВОПИСЬ/ГРАФИКА

SPACE INSIDE

Ольга Терехова

Серия работ о личных переживаниях художницы, ставящая вопросы о границах собственного я: физического и психологического.

Профиль: Анимация и иллюстрация, IV курс

ГРАФИКА/ОБЪЕКТЫ

ЧТО Я ВИЖУ ИЗ ОКНА

Марина Батылина

«Ничто не банально, если смотреть на это с сопереживанием и любовью» – Аньес Варда. Проект об обыденности и видах из окна.

Профиль: Анимация и иллюстрация, IV курс

HSE ONLINE GALLERY

Наша платформа, как и многие подобные инициативы, появляющиеся в это время, — антикризисная мера. Лишившись возможности взаимодействия с физическим пространством, мы создаем новое поле для работы вместе со студентами — лабораторию, внутри которой будем экспериментировать с подачей разного типа материалов, объединять форматы и людей, смотреть, что из этого может (или не может) получиться. Начиная с самых базовых подходов, — создания выставок-лендингов, построенных на статичных изображениях и видео уже существующих проектов, — мы постепенно хотим перейти к более сложным задачам и способам коммуникации со зрителем.

Школа дизайна НИУ ВШЭ — уникальная среда для подобного исследования. Под одной крышей здесь учатся и работают профессионалы всех возможных областей культуры и визуального производства. Создание любого качественного проекта требует многих проб, ошибок и огромного количества времени. Нам не нужно красить стены, но нам придется решить множество других технических и концептуальных вопросов, связанных с работой в диджитале и с поиском новых форм взаимодействия друг с другом и со зрителем. Поэтому мы решили заняться этим не только сообща, но и у всех на глазах. Мир окончательно перестал казаться герметичной средой, никто пока не понимает, как правильно в нем продолжать жить и делать искусство. Без зрителя, без стороннего взгляда эта задача решена быть не может.